Недоступное образование!?

Недоступное образование!?

Детский сад не для всех.

В России два миллиона детей с инвалидностью. Но не все могут пойти в школу или детский сад вместе со сверстниками, чтобы получить хорошее образование и найти друзей. Идею равных возможностей не удаётся реализовать. И дело не в пресловутых пандусах и узких дверных проёмах (хотя доступная среда тоже важна), а в отношении окружающих — педагогов, одноклассников и их родителей.

В Министерстве «просвещения» России только приступили к работе над концепцией инклюзивного образования.

Инклюзия — это организация обучения, при которой все дети, независимо от их особенностей — физических, интеллектуальных, психических или любых других — учатся вместе, в общеобразовательной школе или детском саду. Педагоги учитывают особые образовательные потребности каждого ребёнка и оказывают им специальную поддержку, когда она нужна, учеников с инвалидностью не помещают в отдельный класс или группу дошкольного образования.

Пока её нет, родители решают проблемы сами — оставляют ребёнка на домашнем обучении, отправляют в коррекционную школу или пытаются изменить систему образования в регионе.

«Можно я повезу твою коляску?»

Детский сад «Светлячок», 11:00 утра. Малыши из старшей группы бегут на детскую площадку. Трое мальчишек замешкались у входа. В дверях появляется инвалидная коляска с двумя девочками. Они ещё маленькие, поэтому обе ездят в одном кресле, держатся за руки. На прогулке их сопровождает мама, Валентина Шерина.

— Можно я повезу твою коляску? — обращается один из мальчишек к маленькой Веронике, и поворачивается к её маме — Разрешите нам помочь! Пожалуйста! — Та улыбается и кивает. Дети направляются к песочнице вместе.

Спустя две минуты мама пересадит их в песочницу и оставит вместе с ребятами. Она не тревожится за дочерей — они ладят с другими мальчиками и девочками. Это в первый день малыши обступили их и смотрели с любопытством. Сейчас Виктория и Вероника для них — такие же девочки, как и все остальные. Правда, требующие особенной заботы. И детям нравится её проявлять. Они хотят быть хорошими. А ведь ещё три недели назад эта дружба не была возможной.

У Вики и Вероники детский церебральный паралич.

Большая семья живёт в Промышленной. Специальных групп для дошкольников с неврологическими заболеваниями в посёлке нет, инклюзивного садика — тем более. Его пришлось создавать самим. И это было непросто.

— Девочки пока не ходят. Но у них сохранный интеллект,

— рассказывает Валентина Шерина. — Вероника в развитии опережает братьев, которые два года уже посещают детский сад. Она знает весь алфавит, считает до 20, умеет складывать и вычитать, назовёт цвета на английском. При этом она стала замыкаться в себе в общении со взрослыми, хотя по-прежнему ладит с детьми. Дочка осознаёт, что отличается от других детей.

Мы с мужем на семейном совете решили, что Вике и Веронике нужен детский сад — друзья, общение, новые возможности для развития. К тому же, это поможет Веронике побороть застенчивость.

Эту точку зрения поддерживают и эксперты.

— Особенному ребенку находиться рядом с обычными полезно вдвойне. Уходит ощущение закрытости, обделённости общением — и это является крайне ценным для его развития. Безусловно, вводить ребенка в социум необходимо постепенно и как можно раньше подготавливая его ко всем возможным реакциям окружающих. При этом основная задача инклюзии — развитие толерантности, доброты, чувствительности к другим у обычных ребят, — отмечает психолог Наталья Михайлова.

Без пандуса — на второй этаж?

— Чтобы поступить в детский сад, мы обратились в управление образования, собрали документы, прошли в Кемерове медкомиссию. Когда обратились в «Светлячок», нам вначале предложили поместить девочек в группу на первом этаже, чтобы исключить подъемы по лестнице с коляской. Но ведь там ясли, их посещают дети 2–3 лет. Нас убеждали, что для дочек разработают индивидуальную программу, но какой в этом смысл, если воспитатель будет уделять им только по полчаса в день, а общения со сверстниками не будет? Мы отказались. К счастью, нас услышали — мы посещаем группу по возрасту.

Валентину попросили приходить в детский сад вместе с девочками, чтобы помогать им передвигаться по зданию. В группе девочки самостоятельны: они ползают на коленях. В одиночку им не преодолеть лестницу и не войти в ванную комнату — там мокрый пол. Мама постоянно не сможет находиться с ними. Поэтому детский сад запросил в управлении образования ещё одну ставку — помощника воспитателя.

— В наш детский сад впервые пришли особенные дети. Мы первопроходцы. Сейчас добиваемся штатной единицы для помощника в передвижении для особенных девочек. Это единственная поддержка, в которой они нуждаются. Развитие у них соответствует возрасту, — отмечает заведующая детским садом «Светлячок» Татьяна Зудина. — То, что мама посещает сад вместе с девочками — вынужденная мера. Но в этом есть и польза: она рассказывает педагогам об их особенностях, помогает дочерям адаптироваться.

Валентина Шерина надеется, что её девочки останутся в детском саду — им здесь нравится. Она убеждена, что домашнее обучение им не подойдет. Уже сейчас семья ищет подходящую школу. К сожалению, учебное заведение по месту жительства не оборудовано пандусами. Но Валентина не унывает — время на поиски ещё есть. Да и как знать, что случится за эти два года. Может, дети пойдут, и коляска уже не понадобится?